9 января 2009 г.

Путин, речь и вера

Я периодически наблюдаю за политическим процессом. Читая недавнюю конференцию Путина убедился, что говорит он лучше всех наших политиков:

В.Радзивинович ("Газета Выборча"): Два вопроса. Этот конфликт, этот кризис, он подвергает риску тоже и Россию. Это подрывает авторитет России и репутацию России как поставщика. Мы знаем, что каждый год клиенты "Газпрома" подвергаются проблемам из-за Украины и из-за Беларусии. Но каждый год есть какой-то конфликт. И сегодня очень много говорится, и в прессе, прежде всего, в западной прессе, что надо где-то там заняться сжиженным газом. Как вы оцениваете этот риск для России, которому она подвергается сейчас. Это первый вопрос.
А второй такой, тоже совершенно польский: может быть, настало время, чтобы мы вернулись к разговорам о строительстве второй ветки газопровода "Ямал-Европа". Это как-то заморозили, а это относительно недорого стоит, и можно относительно быстро это сделать.

Спасибо.

В.В.Путин: Первое. Конечно, это создает для нас проблемы. Я же смотрю и западноевропейские средства массовой информации, и североамериканские. Вы меня извините, но я там не вижу объективной оценки происходящих событий. Ее просто нет. Я просто убежден, что все, сидящие за столом, прекрасно понимают, что я говорю. Что вы напишите - я не знаю. И какие там будут указания начальства - неизвестно. Судя по всему, какие-то есть, потому что абсолютно необъективная картина излагается: Россия прекратила поставку.
Мы не прекратили никакой поставки. Выход с территории Украины нашего газа прекратился. Страна не выполняет своих транзитных обязательств, даже подписав и ратифицировав Энергетическую Хартию, даже имея контракт на прокачку газа. Не хочет платить за газ. По сути, связывает низкие цены для себя и транзит к вам. Делает Европу и Россию заложниками своей экономической ситуации.
В этом смысле, конечно, мы видим эти риски. Но мы считаем, чтобы эти риски минимизировать в будущем, свести их к нулю, надо сегодня добиваться выхода на рыночные отношения - и по транзиту, и по ценообразованию. Как только мы это сделаем, так и риски будут сведены к нулю. Но надо добиться этого. Надо всем это осознать и сделать. В конечном итоге, это будет на пользу и странам-потребителям, и странам-производителям, и странам-транзитерам. Это выстроит цивилизованные отношения по всей цепочке.
Что касается возможности строительства еще одной нитки, о которой Вы сказали, по территории Белоруссии и Польши. Вы знаете, теоретически все возможно, в зависимости от объемов потребления. Сегодня, в связи с экономическим кризисом, объемы потребления в Европе, значит, и цены - падают. Но самое-то главное - сейчас объемы потребления падают. Поэтому сегодня говорить о строительстве еще одной нитки нецелесообразно.
Надо достроить тот проект, который мы собираемся строить по дну Балтийского моря. Причем это не потому, что мы Польшу или Белоруссию хотим обойти. Я говорю абсолютно очевидные вещи: это прямой, без транзитных стран, вход из России - от производителя - прямо к потребителям в Западную Европу. Это диверсифицирует потоки, избегая рисков транзитных стран. Чего здесь непонятного и чего здесь для кого обидного? Это создает более взвешенную, более устойчивую систему энергоснабжения основных наших европейских потребителей.
Так что в будущем теоретически при расширении объемов потребления, может быть, мы и вернемся к этому. А сейчас, слава Богу, с Польшей у нас в этом смысле отношения урегулированы, все функционирует нормально: и транзит обеспечен, и мы договорились о ставках этого транзита. Так что у нас в этом смысле с Польшей отношения складываются удовлетворительно.

Ч.Кловер ("Файнэншл таймс"): Я Чарльз Кловер из газеты "Файнэншл таймс". Господин премьер-министр, эта ситуация очень непрозрачная, когда два государства говорят совсем противоположные вещи. Мы не знаем, кому верить. У нас нет пока доказательств.

В.В.Путин: Есть. Вот они. Это SGS, международная организация, которая наблюдает за поставками газа. Здесь черным по белому написано: когда прекращены поставки газа, когда возобновлены.

Ч.Кловер: Вы уверены, что эти международные наблюдатели подтверждают российскую версию?

В.В.Путин: А если Вы не уверены, подпишите протокол, поставьте туда своих наблюдателей, и в добрый час, на границу между Россией и Украиной, на границу между Украиной и Западной Европой. Сидите там и смотрите с утра до ночи, закусывайте салом и запивайте горилкой. Вкусное сало на Украине. Я гарантирую. Мне присылают ребята оттуда.

Л.Юреа (Национальное телевидение Румынии): Вы знаете, что мы получаем российский газ через какие-то посреднические фирмы? И Бухарест все время добивается прямых поставок из России. Насколько это реально? Это первый вопрос. И второй - рассматривается вариант подключения Румынии к проекту "Южный поток"?

В.В.Путин: Да, мы не против того, чтобы Румыния приняла участие в "Южном потоке". Это первое. Второе, то, с чего вы начали, - посреднические компании на румынском рынке. Президент Румынии ставил в разговоре со мной этот вопрос. Мы согласны перейти на прямые отношения с государственными компаниями. Кстати говоря, мы согласны это сделать и в украинском случае, мы согласны подписать контракт прямо с НАК Украины. Я вам сейчас скажу неожиданную вещь: у меня создалось впечатление, что нам не дают этого сделать, потому что те условия, которые были поставлены - 250 долларов за тысячу кубов, НАК Украины отказался подписывать. Тут же появились посредники, сказали: "А мы подпишем и все урегулируем". Именно это и позволяет мне говорить о том, что ситуация на Украине слишком коррумпирована.

Но у меня есть для Румынии встречное предложение, от которого трудно отказаться. Передайте, пожалуйста, Президенту - весь объем годового потребления Украины мы готовы продать вашей государственной компании, а вы сами уже продавайте дальше Украине. Пойдет?

Л.Юреа: Передам.

В.В.Путин: Запишите



Остается вопрос, насколько искренен В.В. Путин?

А вот менее хорошая информация:

С.Цекри ("Зюддойче цайтунг"): Скажите, пожалуйста, я немножко удивилась, когда услышала: если это чисто коммерческий конфликт, почему именно Европа должна решить этот конфликт? Это первый вопрос. Второй: Вы сказали, что Украина должна привыкать к рыночным ценам. Известно, что в России российские потребители платят цены, не близкие к этим. Есть какие-то планы немножко изменить этот режим?

В.В.Путин: Во-первых, уважаемая госпожа Цекри, Украина - это не Россия. Почему мы должны иностранному государству продавать продукт по внутренним ценам?

С.Цекри: Чтобы получить деньги.

В.В.Путин: Иностранному государству продавать продукт по внутренним российским ценам?

С.Цекри: Наоборот, получать здесь больше денег.

В.В.Путин: Слушайте, у нас есть внутренние российские цены. Вы нам советуете продавать по внутренним ценам Украине?

С.Цекри: Наоборот, продать здесь ...

В.В.Путин: По европейской цене?

С.Цекри: Не по европейской, но больше. Цены здесь очень низкие.

В.В.Путин: Вы меня плохо слушали, невнимательно. Я же сказал, у нас есть целый план продажи внутренним потребителям по европейской формуле цены. И мы по этому плану действуем и двигаемся. И даже в условиях кризиса сегодняшнего дня в этом году в России цены поднимутся на 16 процентов. К 2011 году мы выйдем на европейское ценообразование для внутреннего потребления. Мы готовы сделать так и для наших партнеров. Мы и с прибалтийскими государствами так поступили - мы выстроили с ними график работы, и каждый год им постепенно повышали цены, но так, чтобы за 3 года они вышли на европейское ценообразование. И они выдержали этот график. А здесь не хотят. Но если мы будем по 5 долларов увеличивать, мы внутри уже будем продавать по европейским ценам, а нашим украинским партнерам будет продавать по льготным. Они этого не хотят делать. Не хотят встраиваться в систему постепенного поднятия цен.

Что касается того, почему, на мой взгляд, европейские партнеры должны повлиять на ситуацию. А как же? Транзит-то закрыт европейским потребителям. Это разве вас не волнует? Почему транзитная сторона должна добиваться для себя льготных цен, подвергая опасности европейских потребителей и ставя в невыгодное положение на самом европейском рынке другие страны Евросоюза? Вот сейчас напомнили про Румынию. Румынская химическая промышленность полностью неконкурентоспособна по сравнению с химической промышленностью Украины, если Украина будет получать газ по 250, а Румыния по 470.


Кто мне объянит смысл повышения цен на сырье, принадлежащее народу, проживающее на этой территории?

Комментариев нет:

Отправить комментарий